Меню

Асв выплаты кредиторам первой очереди тфб

Выплаты кредиторам Татфондбанка первой очереди доведут до 44%

Татфондбанк планирует к четвертой годовщине своего банкротства погасить более 44% обязательств перед кредиторами первой очереди. Вчера об этом сообщило Агентство по страхованию вкладов (АСВ), которое является конкурсным управляющим банка. Эксперты отмечают, что основные выплаты предназначены самому АСВ, на которое приходится «подавляющая часть» требований, возникшая в результате страхового возмещения по вкладам физлиц на сумму 56 млрд руб. Они добавляют, что еще 3 млрд руб. из конкурсной массы ушли на оплату услуг АСВ в рамках конкурсного управления. Кредиторы третьей очереди в итоге «вряд ли увидят свои деньги», заключают эксперты.

АСВ вчера сообщило, что к 2 марта 2021 года планирует увеличить процент выплат кредиторам Татфондбанка первой очереди с 42,46 % до 44,18 % суммы установленных требований, превышающей 71,52 млрд руб. Таким образом, 11,7 тыс. вкладчикам по итогам четырех лет банкротства банка будет возращено в общей сложности более 31,6 млрд руб.

К сентябрю 2020 года они уже получили из этой суммы почти 30,4 млрд руб., что составляет 42,62% требований кредиторов первой очереди, или 20,27% суммы всех требований к Татфондбанку.

Напомним, ЦБ отозвал лицензию у Татфондбанка 3 марта 2017 года. 10 апреля того же года банк был признан банкротом. На дату открытия конкурсного производства балансовая стоимость имущества Татфондбанка оценивалась в 214,8 млрд руб. В том числе кредиты — в 119,8 млрд руб., активы, переданные в доверительное управление,— 25,9 млрд руб., вложения в ценные бумаги — 31,1 млрд руб.

Согласно опубликованному отчету АСВ, к 1 сентября 2020 года установленная задолженность Татфондбанка составила 169,07 млрд руб. В реестр были включены требования почти 16,5 тыс. кредиторов, из которых 4,7 тыс. — третьей очереди на 78,6 млрд руб.

Изначально ликвидного имущества у Татфондбанка было немного. Согласно оценке, рыночная стоимость транспортных средств, недвижимости, пакетов ценных бумаг и долей в различных компаниях составляет всего 3,3 млрд руб. При этом на здания и земельные участки приходится 674 млн руб. Самым дорогим объектом недвижимости Татфондбанка считается его центральный офис площадью чуть более 5 тыс. кв. м на Чернышевского, 43/2, в Казани. В 2017 году его оценили в 133,56 млн руб., а 1,77 тыс. кв. м земли под ним — в 16,88 млн руб. Ранее в АСВ “Ъ” неофициально давали понять, что планируют выставить эти активы на торги ближе к завершению конкурсного производства, поскольку в здании сейчас располагается аппарат управляющего банка.

К началу сентября АСВ смогло реализовать имущество Татфондбанка лишь на 1,24 млрд руб. Основную часть конкурсной массы, составляющей 34,94 млрд руб., обеспечили добровольные погашения дебиторской задолженности на 15,99 млрд руб. Еще 6,8 млрд руб. удалось взыскать с дебиторов в принудительном порядке. В кассе и на счетах банка находилось 5,97 млрд руб.

К настоящему времени 87% имевшихся у банка средств направлены на выплату кредиторам, почти 9% — на расходы конкурсного производства, достигшие к сентябрю текущего года 3,1 млрд руб. Из этой суммы 1,3 млрд руб. были перечислены в пользу ООО «Вектор права» — аккредитованной при АСВ компании, осуществляющей на аутсорсинге юридическое сопровождение процедур банкротства.

АСВ отчиталось, что агентство в третьем квартале даже сэкономило 5,7 млн руб. из предусмотренных сметой расходов на этот период в сумме 193,46 млн руб. — «на финансировании процедур банкротства должников банка, а также на уплате госпошлины в рамках работы по взысканию задолженности с должников банка».

Управляющий партнер адвокатского бюро «Бишенов и партнеры» Алим Бишенов считает 44,18% удовлетворенных требований кредиторов первой очереди «очень оптимистичным результатом». «Вообще считается, что требования вкладчиков к банкам-банкротам обычно удовлетворяются на 60–65%, но это сухая статистика, которая на самом деле не позволяет говорить о наличии правила и исключений из него. Все индивидуально»,— рассуждает он.

Эксперт затруднился предположить, сколько времени еще может занять банкротство Татфондбанка. При этом он отметил, что «требования кредиторов третьей очереди чаще всего удовлетворяются в пропорции 3–5 рублей на 100 заявленных к банкроту».

«Кредиторы третьей очереди вряд ли увидят свои деньги»,— полагает Владимир Шалаев, партнер ООО «Правовая группа».

Он напоминает, что в сумме требований первой очереди «подавляющую часть составляют требования ГК АСВ, возникшие в результате выплаты страхового возмещения физическим лицам». Ранее АСВ сообщало, что выплатило вкладчикам Татфондбанка около 56 млрд руб. страхового возмещения. «Расходы на мероприятия конкурсного производства составили свыше 3 млрд руб. Можно еще сказать, что ООО „Вектор права“ высосало 1,3 млрд из конкурсной массы»,— добавляет эксперт.

«Все денежные средства, вырученные за четыре года работы, пошли на оплату процедуры банкротства и текущих платежей»,— резюмирует господин Шалаев.

Источник статьи: http://www.kommersant.ru/doc/4529766

Новости

Почему в положениях РФП предусмотрена необходимость первоначального получения процентов удовлетворения по требованию, которые выплачивает АСВ?

Чаще всего именно этот вопрос задают кредиторы при обращении в Фонд. Мы посчитали необходимым дать разъяснения по этому вопросу.

Напомним, при расчете выплат по вкладу АСВ исходит от суммы, включенной по требованию в реестр после получения страхового возмещения. На данный момент он составляет 33,11% для кредиторов первой очереди ПАО «Татфондбанк» и 18,60% для кредиторов первой очереди ПАО «Интехбанк».

РФП оказывает поддержку путем выкупа требования (частичного, либо полного) на основании договора уступки прав требования. Выкупая требования РФП попадает в третью очередь реестра требований кредиторов Банка, так как является юридическим лицом.

Читайте также:  Intr выплата купонного дохода

Рассмотрим две основные категории кредиторов:

В случае если остаток требования кредитора не превышает 500 тыс. руб.:

Фондом было принято решение об обязательном получении кредиторами процента возмещения остатка требования по вкладу до подписания соглашения уступки прав требования (п.5.5.2.1. Положения о третьем и четвёртом этапе оказания РФП финансовой поддержки). Это связано с тем, что после получения процентов, остаток требования по вкладу уменьшается, тем самым РФП потребуется меньше средств на его полное погашение.

Не полученный кредитором процент удовлетворения требования остается в конкурсной массе Банка, тем самым будет распределен между всеми кредиторами первой очереди, а значит большую часть из этих средств получат крупные кредиторы.

К примеру, остаток требования кредитора к ПАО «Татфондбанк» находится в первой очереди реестра кредиторов и составляет 490 000 руб.

Рассмотрим два варианта выплат:

  1. В случае если кредитор не будет ждать выплат процентов от АСВ, то для

полного погашения требования РФП затратит на выплату 490 000 руб.

2. Если кредитор сначала получит проценты, а потом обратиться в РФП:

490 000 руб. х 33,11% = 162 239 руб. (% полученный от АСВ)

490 000 руб. – 162 239 руб. = РФП затратит на выплату 327 761 руб.

Разница в выплатах РФП составит 162 239 руб.

Таким образом, кредитор, обращаясь в РФП после получения процентов от АСВ не только получает полный остаток требования, но позволяет РФП выплатить денежные средства и оказать поддержку большему количеству пострадавших кредиторов.

В случае если остаток требования кредитора превышает 500 тыс. руб.:

К примеру, остаток требования кредитора к ПАО «Татфондбанк» находится в первой очереди реестра кредиторов и составляет 1 000 000 руб.

Рассмотрим два варианта выплат:

  1. Если кредитор не будет ждать получения процентов от АСВ и сразу обратится в РФП:

1 000 000 руб. – 500 000 руб. (выплата от РФП) = 500 000 руб. (остаток требования)

500 000 руб. х 33,11% = 165 500 руб. (% полученный от АСВ)

Итого: Кредитором получено 665 500 руб

2. Если кредитор сначала получит проценты, а потом получит выплаты от РФП:

1 000 000 руб. х 33,11% = 331 100 руб. (% полученный от АСВ)

+ 500 000 руб. – выплата от РФП.

Итого: Кредитором получено 831 100 руб

Разница в пользу кредитора составит 165 600 руб.

Таким образом, для получения максимального возмещения по требованию, кредитору целесообразнее сначала получить выплаты от АСВ, а уже после получить выплаты от РФП.

Напомним, что 14 июня 2019 года Фонд закрывает реестр обращений для оказания поддержки пострадавшим вкладчикам ПАО «Татфондбанк», ПАО «Интехбанк» и пострадавшим клиентам ООО «ИК «ТФБ Финанс»

Так же, сообщаем о новой возможности нашего официального сайта, а именно о запуске быстрого чата (мессенджера). При посещении главной страницы, вы увидите дополнительно всплывающее окно, где сможете задать интересующий вас вопрос и оперативно получить на него ответ от специалистов нашего фонда. Таким образом, мы сможем уделить максимальное внимание каждому, кто обратился к нам с вопросом или предложением по нашей деятельности.

Источник статьи: http://rfprt.ru/news/post/111

Суд разрешит разногласия АСВ и комитета кредиторов ТФБ по имуществу на 154 миллиона

После своего краха Татфондбанк съехал из арендуемых офисов, оставив в них массу техники и оборудования

Как стало известно «Реальному времени», Арбитражному суду Татарстана вскоре предстоит разрешить противоречия между конкурсным управляющим обанкроченного «Татфондбанка», госкорпорацией «Агентство по страхованию вкладов», и комитетом кредиторов должника по поводу принадлежащего банку имущества, оцениваемого без малого в 154 млн рублей. На эту сумму были оценены «неотделимые улучшения», сделанные ТФБ в арендованных офисах по всей республике. Это включает как сам ремонт, так и встроенную мебель и оборудование, среди которых сейфы, кондиционеры, системы сигнализации, пожаротушения и прочее. АСВ предлагает все это «добро» списать ввиду фактического отсутствия. Комитет кредиторов же склоняется к тому, чтобы демонтировать и выставить на продажу. Мнения экспертов «Реального времени» по поводу того, стоит ли игра свеч, разошлись.

Затягивают процедуру банкротства, препятствуя продаже неликвидного имущества

Спор по поводу имущества обанкротившегося «Татфондбанка» (ТФБ) на общую сумму почти в 154 млн рублей возник между конкурсным управляющим кредитной организации, госкорпорацией «Агентство по страхованию вкладов», и комитетом кредиторов.

Разрешить разногласия между ними должен 11 февраля татарстанский арбитраж. Инициатором обращения в суд выступило АСВ. Заявление было подано им 19 января, говорится в материалах дела. В иске (газета «Реальное время» располагает его копией) говорится о том, что по инициативе конкурсного управляющего 3 июня 2019 года на рассмотрение комитета кредиторов ТФБ было вынесено решение о списании имущества банка «в связи с его отсутствием» на общую сумму 114,9 млн рублей. Однако тот, хотя и собрался в полном составе, «добро» на эту процедуру не дал. Отметим, комитет кредиторов «Татфондбанка» в составе пяти человек был утвержден еще 17 июля 2017 года на первом собрании кредиторов.

9 октября прошлого года АСВ сделало второй заход: «с учетом увеличения позиции имущества», отмечается в заявлении, на рассмотрение комитета кредиторов ТФБ был повторно вынесен вопрос о списании с баланса банка его имущества (неотделимые улучшения и капитальные вложения в арендуемые помещения), которое по результатам инвентаризации было отнесено к недостаче. Общая сумма этой недостачи впечатляет: 153,9 млн рублей. Но и на этот раз положительного решения от большинства «комитетчиков» управляющий не добился.

Читайте также:  Алименты совершеннолетним с пенсии

Разрешить разногласия конкурсным управляющим «Татфондбанка» и АСВ татарстанский арбитраж должен 11 февраля. Фото: Максим Платонов

Как уточняется в заявлении, упомянутое имущество числится на балансе банка, однако фактически у управляющего его нет. Это подтверждает акт инвентаризации, причем еще по состоянию на 11 апреля 2017 года. Закон «О банкротстве», напоминает Агентство по страхованию вкладов, предусматривает определенный порядок и процедуру прекращения договоров должника путем отказа от их исполнения конкурсным управляющим. На этот счет у него есть специальное право. И госкорпорация им воспользовалась: отказалась от договоров аренды помещений, ранее заключенных ТФБ для размещения своих отделений. При этом имущество, которое, говоря юридическим языком, представляет из себя «неотделимые улучшения» арендованных помещений, было оставлено банком их владельцам-арендодателям.

Доказательств того, что ранее ТФБ комфортно обустраивался на чужих площадях и делал там разного рода приспособления и усовершенствования с разрешения владельцев квадратных метров, нет. Следовательно, стоимость передаваемого имущества хозяин помещений арендатору не возмещает, приводит заявитель норму закона.

Кроме того, так как ТФБ съехал из этих помещений достаточно длительное время назад (в мае 2017 года), велика вероятность того, что над ними могли «потрудиться» еще и новые арендаторы. Одним словом, взыскание стоимости неотделимых улучшений с арендодателей невозможно. Таким образом, они подпадают под списание активов ликвидируемых финансовых организаций.

Агентство пишет, что необходимость этой процедуры вызвана «фактическим отсутствием имущества, а также невозможностью проведения мероприятий по его взысканию». По мнению конкурсного управляющего, препятствуя списанию неликвидных активов, комитет кредиторов тем самым лишь способствует затягиванию процедуры конкурсного производства.

Закон «О банкротстве», напоминает Агентство по страхованию вкладов, предусматривает определенный порядок и процедуру прекращения договоров должника путем отказа от их исполнения конкурсным управляющим. Фото: Владимир Бурнов / rapsinews.ru

Типовое условие на рынке аренды: при демонтаже привести в первоначальное состояние

В пресс-службе АСВ «Реальному времени» сообщили, что до даты отзыва лицензии ПАО «Татфондбанк» имело 88 обособленных подразделений, в том числе 5 филиалов, 51 дополнительный офис и 32 операционных. Ввиду отсутствия собственных помещений банк заключил договоры аренды 71 помещения, оборудовал их необходимым образом, затратив крупную сумму, в том числе на установку кассовых узлов в соответствии с требованиями Банка России. При этом часть оборудования была вмонтирована в помещения.

В Агентстве по страхованию вкладов отмечают, что в соответствии с условиями договоров аренды помещений при их расторжении банк должен был оставить там произведенные им улучшения, а при демонтаже привести помещения в первоначальное состояние: «Данное условие является типовым на рынке аренды».

При расторжении договоров аренды после отзыва лицензии ТФБ был произведен расчет экономической целесообразности демонтажа оборудования, которое является неотделимым улучшением, с учетом его хранения на складе и продажи (обращаем внимание, что оно использовалось не один год), а также проведения ремонтных работ в помещениях. В результате в кредитной организации пришли к выводу, что это «экономически невыгодно».

С учетом изложенного, комитету кредиторов банка было предложено списать указанное оборудование с его баланса. Такое предложение конкурсного управляющего выносилось на утверждение комитета кредиторов в июне 2019 года и октябре 2020-го, «однако решение принято не было». Это послужило основанием для обращения конкурсного управляющего в Арбитражный суд РТ с заявлением о разрешении с комитетом кредиторов банка разногласий по указанному вопросу.

До даты отзыва лицензии ПАО «Татфондбанк» имело 88 обособленных подразделений, в том числе 5 филиалов, 51 дополнительный офис и 32 операционных. Фото: fresh-air.spb.ru

«Мы им говорили еще полтора года назад: «Разберите и продайте!»

Почему же комитет кредиторов «Татфондбанка» дважды «прокатывал» АСВ? Один из пятерых членов комитета Александра Юманова пояснила нашему изданию, что в помещениях, которые некогда арендовал под свои офисы по всей республике ТФБ, был сделан не только ремонт: «Как пишет конкурсный управляющий, это неотделимые улучшения. Конечно, краску со стен отодрать нельзя». Однако, по ее словам, в приложении перечислен просто огромный перечень имущества: какая-то мебель, встроенная в пол, встроенное оборудование, например, сейфы в стенах. Такая офисная «начинка», как сигнализация, системы пожаротушения и прочее.

В том числе там очень много таких вещей, которые можно демонтировать и найти новых владельцев. «Например, кондиционеры. Мы им говорили: «Разберите и продайте. Каждый датчик тоже стоит денег. Может быть, они и бэушные кому-то нужны», — замечает член комитета кредиторов. — Ведь это же были арендованные помещения, вы их улучшили. Читайте договоры, как-то решайте вопрос с собственниками. Мелочевка ли это? Там имущества на 154 миллиона», — говорит она.

Александра не исключает, что если убрать все то, что на самом деле нельзя отделить, может быть, выйдет и не такая большая сумма. «Но это же их [АСВ] работа, — возражает она. — С Агентством вообще очень сложно. Они говорят: «Мы считаем это нецелесообразным». Ответ не развернутый, никакой». Подобные вопросы надо решать по каждому бывшему офису «Татфондбанка» в республике. «Это не то, что какая-то неподъемная работа. Просто никто ею заниматься не хочет», — констатирует Юманова.

Члены комитета предлагали АСВ избавить себя от хлопот по демонтажу и складированию: «Объявить конкурс, что, например, в помещении в Лениногорске установлен кондиционер. Его цена с демонтажем — 10 тысяч рублей. Но в Агентстве говорят, что все это сложно». Поэтому-то не раз на очных заседаниях комитета кредиторов большинство его членов высказывались против списания. Вообще же впервые этот вопрос, подтверждает Юманова, встал на повестке дня в июне 2019 года: «Прошло полтора года».

Читайте также:  Автоюрист отказ выплата каско

То есть из пятерых членов комитета кредиторов как минимум трое голосовали против. По информации Александры, такой же точки зрения, что и она, в вопросе списания имущества абсолютно точно придерживается налоговая. Третьего представителя она не вспомнила. Так как положительного решения до сих пор нет, конкурсный управляющий выносит эти разногласия в суд, чтобы он разобрался как независимая сторона.

Напомним: вкладчики-«физлица» относятся к первой очереди кредиторов, юрлица — к третьей. По информации Юмановой, пока что погашено 44% требований кредиторов «Татфондбанка» первой очереди: «На этом все. Кредиторам остальных очередей точно ничего не светит. Насколько еще погасят требования кредиторов первой очереди? Наверное, еще на чуть-чуть». Она дает такой прогноз с учетом того, что практически все имущество банкротящегося банка уже продали. А то, что выставляется на торги не впервые, уже не удастся реализовать по высокой цене.

Так стоит ли игра свеч?

Источник газеты «Реальное время» в банковской сфере, не пожелавший быть названным, считает, что в данном случае «игра не стоит свеч». По его словам, как правило, все производимые улучшения прописываются в договоре аренды. Все зависит от того, как договоришься: из-за расходов на ремонт может быть снижена арендная плата либо эта сумма будет засчитана в пользу будущих платежей. Но возможен и третий вариант: банк идет на это потому, что ему это необходимо. «На практике многие арендодатели говорят: «Зачем мне тут ремонт?! Вам нужно, вы и делайте. Меня это не касается, я и так эти площади сдам», — рассказывает он.

— Я не думаю, что в данном случае получится все эти вещи демонтировать и реализовать, — высказывает сомнения собеседник нашего издания.

По словам участника банковского рынка, пока в России было не так много банкротств кредитных организаций для того, чтобы «можно было говорить о сложившейся практике, как правильно «бросить» офис при крахе». Фото: tatar-inform.ru

Как в подобной ситуации поступают другие? По словам участника банковского рынка, пока в России было не так много банкротств кредитных организаций для того, чтобы «можно было говорить о сложившейся практике, как правильно «бросить» офис при крахе».

Что касается состояния помещений, по его мнению, у «Татфондбанка» по сравнению со многими другими кредитными организациями офисы «были бедненькие, грязненькие: они, вообще, если честно, особо не парились по этому поводу». В какой-то момент второй по величине банк республики, по свидетельству источника, очень сильно отстал от остальных в плане организации офисного пространства.

Гендиректор юрцентра «Правосудие» Айрат Гатин также говорит, что по общему правилу, если иное не согласовано сторонами в договоре аренды, неотделимые улучшения арендуемых помещений возмещаются за счет средств арендодателя. Вместе с тем норма закона, предусматривающая такую возможность (ст. 623 Гражданского кодекса РФ), может быть изменена по соглашению сторон.

— Таким образом, многое зависит от конкретных условий договоров аренды: предусмотрели ли стороны возможность возмещения неотделимых улучшений или нет, — соглашается он.

По словам Гатина, в любом случае, если подобные улучшения были необходимы для осуществления «Татфондбанком» своей нормальной хозяйственной деятельности, то выполнение таких улучшений нельзя безусловно отнести к убыткам.

— Кроме этого, необходимо учитывать, что сам по себе демонтаж неотделимых улучшений (кондиционеров и пр.) может нанести убытки собственнику помещений, что в конечном счете сделает такие действия экономически нецелесообразными, — добавляет гендиректор юрцентра «Правосудие».

Руководитель инициативной группы независимых кредиторов «Пробизнесбанка» (Москва) Нерсес Григорян говорит, что обычно выступает против конкурсного управляющего. Но в данном случае, он, скорее, склонен принять сторону АСВ:

— Я инженер по образованию, я вам так скажу: чисто теоретически вы можете демонтировать оборудование, к примеру, по кондиционированию, и выставить его на продажу, — говорит он. — Но прежде чем выпилить все в арендованном офисе, для начала надо оспорить договор, в котором прописаны эти усовершенствования.

Например, доказать, что это была некая сделка, с помощью которой под видом улучшений с завышенной сметой выводились средства из банка. «Естественно, любой собственник будет сопротивляться: «Здрасьте, приехали. Вы заключили договор, приспособили его под свой офис. А теперь хотите все выломать? По какому праву?» И, по большому счету, он будет прав, — рассуждает Григорян. — Предположим, он сопротивлялся до кассации, по времени это примерно месяцев 8—9. Потом дело выиграли, пришли, демонтировали, складировали. За это тоже, кстати, надо платить. В конце концов за снятые бэушные вещи, может быть, удастся выручить миллионов 10 чистыми. Стоит оно того, когда речь идет о потерянных миллиардах? Поэтому логика конкурсного управляющего, который намерен списать это имущество с баланса, мне как раз понятна».

— Я встану на сторону комитета кредиторов. Потому что они ведь голосуют большинством, они видят документы. Возможно, там есть имущество, которое действительно можно продать. Почему нет? — в свою очередь, полагает председатель общественной организации «Союз кредиторов-банкротов РТ» Елена Косоурова. — Пусть продают. Никакие сроки не поджимают. Конкурсное производство еще год точно будет длиться. Я думаю, что и дольше. Поэтому ничто не мешает реализовывать не списывая.

Источник статьи: http://realnoevremya.ru/articles/202123-tatfondbank-podaril-arendodatelyam-1539-mln-rubley