Меню

Выплата за судебную ошибку

Подборка практики ЕСПЧ по компенсации в случае судебной ошибки

Статья 3 Протокола № 7. Компенсация в случае судебной ошибки.

Шиляев против Российской Федерации, жалоба N 9647/02 от 6 октября 2005 года.

Заявитель был приговорен к 19 годам лишения свободны за убийство и изнасилование. Затем приговор был отменен по вновь открывшимся обстоятельствам и дело было передано в прокуратуру для проведения дополнительного расследования, после чего с заявителя были сняты все обвинения.

Заявитель подал иск к властям Российской Федерации о возмещении ущерба за незаконное осуждение и содержание под стражей в течение 20 месяцев. Заявителю была присуждено 70 тыс. руб.

В ЕСПЧ Заявитель жаловался на то, что присужденная 20 июля 2001 г. компенсация была недостаточной. Он ссылался на статью 5 Конвенции и статью 3 Протокола N 7 к Конвенции.

ЕСПЧ установил, что власти Российской Федерации признали судебную ошибку в уголовном деле заявителя. Приговор был отменен как незаконный и была присуждена сумма в размере 70 тысяч рублей. Данная компенсация не представляется произвольной или необоснованной, поскольку суды изучили все имеющие отношение к делу аспекты индивидуального положения заявителя и пришли к обоснованным заключениям в отношении размера компенсации. Заявитель имел возможность принимать участие в данном процессе, и размер компенсации не представляется несоответствующим даже во внутригосударственном понимании. Данная часть жалобы является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции

Матвеев (Matveyev) против Российской Федерации, жалоба N 26601/02 от 3 июля 2008 года

11 августа 1981 года Ломоносовский районный суд Архангельской области признал Матвеева виновным в подделке почтового штампа и использовании его для бесплатной отправки личной корреспонденции и приговорил его к двум годам лишения свободы. 25 сентября 1981 года Архангельский областной суд оставил приговор без изменения. Заявитель отбыл срок лишения свободы и был уволен с работы на государственном предприятии.

6 октября 1999 года, рассмотрев дело в порядке надзора, президиум Архангельского областного суда отменил приговор, вынесенный Матвееву в связи с подделкой штампа, установив, что он был вынесен ошибочно в отсутствие состава преступления.

В 2001 года Матвеев возбудил разбирательство о взыскании компенсации морального вреда, причиненного ошибочным осуждением, суд отклонил его требование, поскольку в момент осуждения в законодательстве страны отсутствовало положение, позволявшее требовать такой компенсации. Матвеев также возбудил разбирательство о взыскании компенсации материального ущерба, причиненного ошибочным осуждением, в порядке уголовного судопроизводства.

Заявитель жаловался на то, что его требование о компенсации морального вреда, причиненного ошибочным осуждением, было отклонено.

Дана общая оценка применения статьи 3 Протокола №7.

Европейский Суд отмечает, что цель этого положения заключается в наделении правом на компенсацию лиц, осужденных вследствие судебной ошибки, если вынесенные им приговоры были отменены национальными судами.

Европейский Суд напоминает, что Пояснительный доклад к статье 3 Протокола N 7 к Конвенции указывает:

«Статья применяется, только если вынесенный лицу обвинительный приговор был отменен или оно было помиловано в любом случае на том основании, что какое-либо новое или вновь открывшееся обстоятельство убедительно доказывает, что имела место судебная ошибка — то есть некий серьезный дефект судопроизводства, причинивший существенный ущерб осужденному.

Европейский Суд также отмечает, что 6 октября 1999 года президиум Архангельского областного суда отменил приговор, вынесенный заявителю, на том основании, что согласно прейскуранту почтовый штамп был в тот период уже недействителен и не мог быть использован для незаконного извлечения выгоды. Соответственно, приговор был отменен не на основании «нового или вновь открывшегося обстоятельства», но вследствие переоценки президиумом доказательства, использованного при рассмотрении уголовного дела против заявителя.

Европейский Суд находит, что условия применимости статьи 3 Протокола N 7 к Конвенции не соблюдены.

Погосян и Багдасарян против Армении N 22999/06 от 12 июня 2012 г.

В 1999 году первый заявитель был осужден за убийство и изнасилование и приговорен к пятнадцати годам лишения свободы. Тем не менее, он продолжал настаивать на своей невиновности, и в 2004 году приговор в его отношении был отменен и он был освобожден из тюрьмы. Два сотрудника полиции были осуждены за превышение полномочий после того, как областной суд установил, что они подвергли первого заявителя жестокому обращению с целью получения признания в совершении преступления. Его требование в отношении морального вреда было отклонено на основании того, что такой вид ущерба не был предусмотрен Гражданским кодексом.

Поскольку приговор в отношении первого заявителя был отменен, и он обратился за компенсаций. В то время как это положение гарантирует выплату компенсации на основании законодательства или практики соответствующего Государства, компенсация подлежит выплате даже в случае, когда национальное право или практика ее не предусматривают. Более того, целью статьи 3 Протокола N 7 является не просто возмещение любого материального ущерба, причиненного незаконным осуждением, но также предоставление гарантий лицу, осужденному вследствие судебной ошибки, на получение компенсации любого морального вреда, такого как страдания, тревога, неудобства и потеря радости от жизни. Такая компенсация не была доступна первому заявителю. Допущено нарушение статьи 3 Протокола N 7 к Конвенции

Аллен (Allen) против Соединенного Королевства» (жалоба N 25424/09) от 12.07.2013

По делу обжалуется отказ в компенсации после отмены приговора, вынесенного заявительнице по уголовному делу. По делу требования статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод нарушены не были. Власти Соединенного Королевства не подписали и не ратифицировали данный протокол.

В сентябре 2000 года заявительница была осуждена за неумышленное убийство своего младенца на основании медицинских данных о том, что травмы мальчика напоминают «синдром встряхнутого ребенка» (также известный как «неслучайная травма головы», далее — NAHI). В своей жалобе она указала, что новые медицинские данные свидетельствуют о том, что травмы могут быть вызваны причиной, отличной от NAHI. В июле 2005 года уголовное отделение Апелляционного суда (далее — CACD) отменило приговор на основании его сомнительности, поскольку новые данные могли склонить присяжных к иному выводу. Сторона обвинения не требовала повторного судебного разбирательства в связи с тем, что заявительница отбыла свое наказание, и истек длительный срок. Заявительница обратилась к статс-секретарю на основании статьи 133 Закона о криминальной юстиции 1988 года (далее — Закон 1988 года), которая предусматривает выплату компенсации любому лицу, осужденному за преступление, в случае отмены приговора, если новые или вновь открывшиеся обстоятельства вне всякого разумного сомнения указывают на «судебную ошибку».

Читайте также:  Выплата больничного по второй беременности

Ее требование было отклонено. Жалоба на это решение была отклонена Высоким судом, который заключил, что CACD установил только, что новые данные во взаимосвязи с доказательствами, рассмотренными в суде, «создавали возможность» того, что присяжные «надлежащим образом оправдают» заявительницу. Апелляционный суд впоследствии отклонил жалобу заявительницы, отметив, что решение об оправдании не породило вывод о том, что «основания для привлечения к ответственности отсутствовали», поэтому тест на судебную ошибку не дает положительного результата. В своей жалобе в Европейский Суд заявительница ссылалась на то, что мотивы отказа в компенсации по ее делу противоречили праву на презумпцию невиновности.

По поводу соблюдения пункта 2 статьи 6 Конвенции. (a) Пределы рассмотрения дела. Вопрос, рассматриваемый Европейским Судом, заключается не в том, нарушал ли сам по себе отказ в компенсации право заявительницы на презумпцию невиновности (пункт 2 статьи 6 Конвенции не гарантирует оправданному право на компенсацию за судебную ошибку), но в том, являлось ли индивидуальное решение об отказе в компенсации по делу заявительницы, включая мотивировку и использованные выражения, совместимым с презумпцией невиновности.

Обращаясь к рассмотрению характера и контекста разбирательства по делу заявительницы, Европейский Суд отметил, что оправдание заявительницы не являлось оправданием «по существу» в строгом смысле. Являясь оправданием формально, окончание уголовного разбирательства по ее делу имело много признаков прекращения уголовного дела. Что касается формулировок, примененных судами страны, Европейский Суд не нашел, что при рассмотрении в контексте действий, которые они должны были совершить в соответствии со статьей 133 Закона 1988 года, они умаляли оправдание заявительницы или применяли к ней подход, несовместимый с ее невиновностью. По делу требования статьи 6 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).

Существует еще много судебной практики по факту судебной ошибки. Но точно одно, справедливость надо искать в ЕСПЧ.

Источник статьи: http://www.9111.ru/questions/777777777368289/

Сколько стоят судебные ошибки в разных странах

20 марта 2015 года в США в ходе внесудебного урегулирования спора было принято решение о выплате бывшему заключенному Хуану Ривере компенсацию в размере $20 млн. К этому моменту Ривера успел провести 20 лет за решеткой за изнасилование и убийство, которых он не совершал – невиновность Риверы была доказана в результате ДНК-экспертизы. На сегодняшний день это – одна из самых крупных компенсаций за осуждение по ошибке в США и самая крупная компенсация, полученная вне судебного процесса.

«Право.Ru» разбирается, как складывается жизнь заключенных после того, как спустя много лет тюрьмы удается доказать их невиновность, на что могут рассчитывать приговоренные по ошибке после освобождения и как компенсирует государство сбои правоохранительной системы.

Перспективы так себе

Большинство из тех, кто выходит на свободу, отсидев много лет за чужие преступления, вынуждены столкнуться с тем же, с чем сталкиваются и обычные заключенные после освобождения, – безденежьем и туманными перспективами. Даже в США – а большинство крупных компенсационных выплат за приговоры невиновным родом именно оттуда – по статистике, которую приводит журнал Forbes, денежные средства удается получить только 60 % освободившихся, да и то не сразу.

Возможность получения выплат за ошибки правоохранителей имеется далеко не везде и реализуется неодинаково. Хотя в большинстве систем уголовного правосудия формально существует возможность пересмотреть или отменить неправомерное осуждение, но нередко на деле добиться этого оказывается довольно проблематично. При этом процент осужденных за преступления невиновных людей не так уж и мал. По данным Innocence Project (занимается вопросами компенсаций незаконно осужденным, оправдания с помощью экспертизы ДНК и реформирования законодательства), доля невиновных в тюрьмах США составляет от 2,3 до 5 %, а в целом число пострадавших от судебных ошибок приближается к 10 000 человек ежегодно – причем считается, что главным образом речь идет об ошибках при рассмотрении дел о нетяжких преступлениях, поскольку к ним относятся с меньшим вниманием. Однако и среди заключенных, ожидающих смертной казни в тюрьмах США, число невиновных составляет 4,1 %, а с 1973 года за совершенные другими людьми преступления было казнено как минимум 340 человек, говорится в материалах организации Death Penalty Worldwide.

Если суд ошибается

Большинство стран руководствуются определением судебной ошибки, данным в Международном пакте о гражданских и политических правах (ICCPR). В ст. 14(6) этого документа (равенство перед судом, презумпция невиновности, запрет повторного осуждения, право на пересмотр осуждения и другие процессуальные права) говорится, что гражданин, приговоренный за уголовное преступление, но оправданный ввиду открывшихся фактов, указавших на судебную ошибку, должен получить предусмотренную законом компенсацию. Исключение составляют те случаи, когда человек сам способствовал сокрытию этих фактов. По состоянию на 2007 год Пакт подписали 167 стран мира (включая СССР – 18 сентября 1973 года его ратифицировали указом президиума Верховного Совета), девять стран, в числе которых США, Новая Зеландия и Австралия, ратифицировали Пакт с оговорками, касающимися ст. 14(6).

В числе других инструментов, обеспечивающих компенсационные выплаты незаконно осужденным, – ст. 3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (запрещает пытки и унизительное обращение) и ст. 10 Американской конвенции о правах человека (право на получение компенсации в случае судебной ошибки). Также компенсация предусмотрена в руководстве, касающемся права на справедливое судебное разбирательство и на юридическую помощь в Африке (Principles and Guidelines on the Right to a Fair Trial and Legal Assistance in Africa).

Во многих странах право требовать компенсацию закреплено непосредственно в конституции – как, например, в Португалии, Италии, Испании или Бразилии. В других государствах это право описано в отдельном законе – как это сделано в Великобритании. В ряде стран, например в Норвегии и в той же Великобритании, расследовать вопросы о судебных ошибках и передавать такие дела в суд поручено специальным комиссиям. В целом страны выполняют обязательства, либо встраивая статью о праве на компенсацию прямо в местное законодательство, оставляя вопрос для решения местными административными органами, либо же предусматривая возможность компенсационных выплат ex gratia.

Читайте также:  Будет ли перерасчет пенсии с 1 апреля

Великобритания напрямую встроила ст. 14(6) в Закон об уголовном правосудии 1988 года. В соответствии с этим актом приговоренный в результате судебной ошибки должен написать заявление госсекретарю, который определит, соответствует ли заявитель указанным в законе требованиям, и при положительном решении перешлет заявление оценщику. Последний определит размер компенсации в соответствии с принципами, аналогичными принципам при компенсации ущерба в гражданском праве. Со времени вступления закона в силу в Великобритании не заметили большого потока заявлений с требованиями о компенсации. Максимальная возможная компенсационная выплата в стране на сегодня составляет 500 000 фунтов (около $810 900).

В США, где так и не удалось закрепить возможность компенсации на федеральном уровне, в большинстве штатов используется принцип ex gratia. Нередко это вызывает недовольство тех, кому положена компенсация – по сути в 21 штате США компенсационные выплаты за годы в тюрьме, проведенные в результате судебной ошибки, вообще не предусмотрены. Ряд штатов, где компенсация закреплена в законодательстве, выплачивают сравнительно незначительные суммы: например, в Луизиане компенсация составит $15 000 за год в тюрьме (плюс стажировка и помощь в получении образования после освобождения), в Висконсине закон не предполагает компенсацию выше $25 000 – вне зависимости от длительности тюремного заключения, в штате Нью-Гемпшир эта сумма еще меньше – она составляет всего $20 000, а в Калифорнии платят по $100 за сутки за решеткой.

В остальных 29 штатах США компенсация не предусмотрена. Но даже там, где за судебные ошибки платят деньги, все едва ли идет гладко, утверждает Ребекка Браун, директор программы Реформирования госполитики Innocence Project. По ее словам, в ряде штатов существуют ограничения, затрудняющие выплаты. Например, требование о том, что незаконно осужденный, признавший в ходе следствия свою вину, не имеет права на компенсацию. По данным Браун, почти в 30 % случаев пересмотра приговора в ходе ДНК-экспертизы речь идет об обвиняемых, которые по тем или иным причинам признали свою вину, в том числе сделав ложное признание. По данным национального регистра пересмотра приговоров (The National Registry of Exonerations), 11 % из пересмотренных на оправдательные приговоров относятся к процессам, в ходе которых обвиняемый признал свою вину.

В итоге в штатах, где обязательная компенсация не прописана законодательно, остаются следующие варианты действий: подать иск с требованием о компенсации, а если он будет отклонен – направить иск о нарушении конституционных прав и свобод. Во втором случае компенсация может составить до $1 млн за каждый год в тюрьме, однако придется доказать, что решение было неправосудным в результате умысла со стороны сотрудников правоохранительных органов или судебной системы. Оба варианта требуют от вышедшего на свободу немалых усилий – по сути, он вынужден повторно доказывать свою невиновность.

Что касается России, то здесь пострадавший в результате судебной ошибки может добиться компенсации только через суд. Потребовать от государства возместить материальный и моральный вред может только тот, кто был реабилитирован, т. е. в случае, когда дело было прекращено за отсутствием состава преступления или за недоказанностью вины, либо человек, в отношении которого вынесен оправдательный приговор. При подсчетах выплаты материальный ущерб обычно оценивается исходя из затрат на защиту и упущенной выгоды, понятие же о том, как следует оценивать моральный вред, крайне размыто. Точных данных о том, сколько бюджетных средств расходуется на компенсацию ущерба жертвам судебных ошибок, обнаружить не удалось.

Почем свобода

Немалые вопросы вызывает и объем компенсаций. По мнению экспертов The Innocence Project, все штаты США, которые приняли практику компенсаций за судебные ошибки, должны выплачивать минимум $50 000 за каждый проведенный в тюрьме год. Также организация предлагает компенсировать расходы на защиту и предоставлять вышедшему из тюрьмы соцпакет, в том числе медстраховку, включающую в себя услуги стоматолога и психолога, а также доступ к получению образования.

«Тяжелее всего было то, что, когда я вышел из тюрьмы, никто не помогал мне адаптироваться. Я вышел из одиночной камеры на улицу, не имея за душой вообще ничего», – говорит Энтони Грейвз, который провел в тюрьме 18 лет по обвинению в убийстве шестерых человек. 12 лет он ожидал смертной казни, но в итоге был оправдан и получил компенсацию в размете $1,45 млн. После вынесения оправдательного приговора для того, чтобы не оставить пострадавшего без законной компенсации, потребовалось участие губернатора штата Техас Рика Перри, который принял по делу Грейвза отдельный правовой акт. «И за миллиард долларов не купишь 18 лет [включая период до перевода в камеру смертников], в течение которых я мог бы наблюдать, как растут мои дети», – прокомментировал ситуацию Грейвз.

По мнению Грейвза, несправедливо и то, что и обычные заключенные, и те, кто дожидается смертной казни, получают одинаковую компенсацию. Градация предусмотрена только на федеральном уровне – от $50 000 за заключение в результате судебной ошибки для обычных заключенных и от $100 000 за год, проведенный в ожидании смертной казни. При этом на деле сумма оказывается меньшей – компенсации бывшим заключенным облагаются налогом.

Важно и устранить записи о тюремном заключении из личного дела, считает Грейвз. Проблему с биографией видит и Ребекка Браун – по ее словам, многие освободившиеся, чтобы получить работу или снять жилье, вынуждены носить с собой справки или газетные заметки, подтверждающие то, что они действительно не совершали преступление, за которое отбыли наказание.

Несмотря на недовольство Грейвза, во многих странах ситуация с судебными ошибками намного сложнее. В Китае только 825 человек из 1,16 млн – т. е. 0, 07 % – осужденных в 2013 году были признаны невиновными. Можно предположить, что доля судебных ошибок в этом случае высока. В прошлом году суды Китая пересмотрели более 1300 дел – но в некоторых случаях это уже ничего не изменило, как, например, в деле 18-летнего гражданина Монголии, по ошибке осужденного за изнасилование и убийство. Приговор – смертная казнь – уже был приведен в исполнение. После этого председатель Верховного народного суда Китая Чжоу Цян призвал реформировать правоохранительную систему и сократить число судебных ошибок, которые он сравнил с эпидемией.

Читайте также:  Выплата аванса по заработной плате при отпуске

Обычно в Китае преступники признают свою вину сами – однако это часто происходит в результате давления на подследственного. Так, в этой стране подозреваемый в преступлении не имеет права хранить молчание, а полиции разрешено использовать «принудительные меры» в ходе допроса, который может продолжаться до 12 часов без присутствия адвоката. Проблема заключается еще и в том, что полиции выгодны обвинительные приговоры – от их числа напрямую зависит продвижение по службе.

Самые крупные компенсации

Суд в США обязал правительство выплатить рекордную компенсацию в размере $101,7 млн по делу четверых мужчин, осужденных за убийство в 1965 году. К тому моменту, когда ФБР обнаружило доказательство непричастности осужденных к преступлению, двое из них уже скончались, а еще двое, Питер Лимоне и Джозеф Салвати, успели провести в тюрьме 31 год. Адвокат истцов не требовал конкретной суммы компенсации – она была определена из расчета $1 млн за год заключения. Таким образом, Салвати получил $29 млн, Лимоне досталось $26 млн, а остальные деньги отошли в пользу наследников умерших заключенных.

Реджин Хинс был приговорен к 15 годам тюрьмы за вооруженное ограбление магазина в 1961 году в Квебеке, Канада. Только в 1997 году Верховный суд Канады признал его невиновным за недостатком улик. Суд Квебека обязал федеральные власти выплатить Хинсу компенсацию в размере $8,6 млн, что вместе с компенсацией от властей Квебека, добиться которой удалось без суда, составило $13,1 млн. Это самая крупная компенсация в истории канадского правосудия, выплаченная человеку, осужденному в результате судебной ошибки.

Стивен Траскотт из той же Канады в 1959 году, когда ему было 14 лет, был признан виновным в изнасиловании и убийстве 12-летней девочки. Изначально он был приговорен к смертной казни, которую позже заменили на пожизненное заключение. Траскотт отказывался признавать свою вину до 2007 года, когда Апелляционный суд Онтарио признал, что решение по его делу – судебная ошибка. Правительство приняло решение о выплате ему компенсации в размере $6,5 млн.

Американец Рики Джексон, который провел в тюрьме 39 лет за убийство, которое он не совершал, по решению суда получил компенсацию более $1 млн. Его тюремный срок стал самым длительным за всю историю обвинительных приговоров, вынесенных по ошибке. От смертной казни его избавила только бумажная волокита.

Одна из самых крупных компенсаций за судебную ошибку в Китае была присуждена гражданину по фамилии Сюй, который провел в тюрьме 16 лет. Народный суд провинции Гуандун в Южном Китае выдал документ о компенсации безвинно пострадавшему и выплате ему 1,57 млн юаней (около $256 000). В 1998 году он был приговорен к смертной казни с двухлетней отсрочкой по обвинению в изнасиловании и убийстве 19-летней девушки. Позже приговор заменили на пожизненное заключение. Только в 2007 году его дело решено было направить на доследование, а в 2014 году приговор отменили из-за отсутствия доказательств.

Во Франции рекордная для страны сумма компенсации по делам о судебных ошибках – €797 000 – была выплачена фермеру Лоику Сеше, который провел в тюрьме более семи лет по обвинению в изнасиловании. Его близкие также получили компенсацию морального ущерба – матери Сеше присудили €50 000, а его сестре и братьям – по €30 000. Еще одну крупную выплату – €663 320 – присудили несправедливо осужденному гражданину Франции Марку Машену, который провел в тюрьме более 2000 дней за якобы совершенное им в январе 2001 года убийство молодой женщины. В 2008 году в полицию явился с повинной реальный убийца. Машен был признан невиновным лишь в декабре 2012 года по результатам третьего судебного процесса. Кроме того, финансовые средства выплачены ближайшим родственникам Машена – €38 000 его отцу и по €20 000 его брату и сестре.

В Великобритании рекордная компенсация жертве судебной ошибки была выплачена в 1998 году. 700 000 фунтов (около $1,14 млн) достались родным казненного в 1952 году эмигранта Махмуда Маттана. Маттан был повешен за убийство женщины, которое, как выяснилось много десятков лет спустя, он не совершал.

В России первое в правоприменительной практике решение о взыскании крупной денежной компенсации за судебную ошибку было принято в 2005 году. Тогда горсуд Альметьевска (Татарстан) постановил взыскать с Минфина РФ 3 млн руб. в пользу местного жителя Евгения Веденина. Веденин был осужден в 2001 году на 15 лет за убийство начальника службы безопасности «Татнефти» Александра Калякина, которого он не совершал. Освободили его в 2004 году после того, как был пойман настоящий убийца. Позже Верховный суд Татарстана снизил сумму компенсации до 1 млн руб.

Бывший десантник Павел Поповских, которого дважды оправдали по делу об убийстве журналиста Дмитрия Холодова, требовал выплаты компенсации морального вреда в размере 52 млн руб. – по 1 млн за каждый месяц из четырех лет, проведенных в заключении. Однако суд снизил сумму до всего 150 000 руб. После этого он подал иск о материальной компенсации и взыскал с государства почти 2,8 млн руб.

Также достаточно крупные по российским меркам суммы были присуждены Андрею Ермилову и Сергею Каторгину, проходившим по делу «Евросети» и оправданных судом. В качестве компенсации заработной платы, недополученной за время следствия, Мосгорсуд принял решение о выплате Ермилову и Каторгину 2,8 млн руб. и 3,2 млн руб. соответственно.

Источник статьи: http://pravo.ru/review/view/117059/